Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о смерти (список заголовков)
17:31 

А у нас разве есть такая заповедь, чтобы нас любили? У нас есть заповедь, чтобы мы любили. (с)
If I write a story about how it happened, will you read it?
Если я напишу о том, как это было, прочитаете? Просто тогда у истории уж точно будет продолжение.
И ты, Ипостась. Прочитаешь?

@темы: Tarot, Бог, антипритча, литературоведческое, о жизни, о людях, о смерти, пустота, работа, секс

21:15 

А у нас разве есть такая заповедь, чтобы нас любили? У нас есть заповедь, чтобы мы любили. (с)
"-Где ты была? Что ты видела?
-Свою прошлую жизнь..
-Что? А почему сказала ничего не брать? Братья аж разозлились.
-Запомни, дурачок, из прошлой жизни, как и с кладбища, брать ничего нельзя. Это смертный грех."

Мне не кажется, что это грех. Полагаю, что мы не помним наши прошлые жизни только потому, что этот опыт, само это воспоминание было бы непомерной тяжестью для нынешней нашей жизни.
Я хочу обратно, в свою тайну. Мне сегодня снова снилось мое прошлое, непридуманное, действительное. И мне помогает этот опыт, держит меня, толкает вперед. Потому что когда-то что-то было связано, разграничено, спасено.

Altella endomielt im Beltis. Aare endomielt im beltis. Reste en lumen. Nirelin inflamiren.

@темы: о жизни, о смерти

22:00 

А у нас разве есть такая заповедь, чтобы нас любили? У нас есть заповедь, чтобы мы любили. (с)
Так горько становилось тлеть
В страданиях Страстной Седмицы,
А не успевши улететь,
Пристреленные, бились птицы.

Глаза сбитых птиц полны гнета,
Цеплялись за ветви невесело,
Иуду Искариота
На той ли осине повесили?

Тяжел и безрадостен взгляд
Безбожных людей, без накала
Abussys, abussum invocat
"Бездна к бездне взывала".

И так близка казалась жизнь,
И на нее бы опереться.
Вставать, идти, успеть, прожить!..
..Пристреленное, гаснет сердце.

Так быстро свечки две истлели,
Трухой у лика накрошив,
И отказались в ту неделю
Гореть за упокой души.
(с)

@темы: Бог, антипритча, о смерти, пустота

16:14 

Молчание (можно не читать весь этот пафос)

А у нас разве есть такая заповедь, чтобы нас любили? У нас есть заповедь, чтобы мы любили. (с)
В Страстную Пятницу перечитала свое самое любимое произведение из всех произведений - рассказ Леонида Андреева "Молчание". И поймала себя на мысли, что мы с Андреевым понимаем и чувствуем молчание приблизительно одинаково:
"... Со дня похорон в маленьком домике наступило молчание. Это не была
тишина, потому что тишина - лишь отсутствие звуков, а это было молчание,
когда те, кто молчит, казалось, могли бы говорить, но не хотят. Так думал
о. Игнатий, когда входил в комнату жены и встречал упорный взгляд, такой
тяжелый, словно весь воздух обращался в свинец и давил на голову и спину..."

"Долгим, холодным, как могила, и загадочным,
как смерть, было молчание дочери. Словно самому себе было мучительно это
молчание и страстно хотело перейти в слово, но что-то сильное и тупое, как
машина, держало его неподвижным и вытягивало, как проволоку. И где-то, на
далеком конце, проволока начинала колебаться и звенеть тихо, робко и
жалобно."

"- Вера, скажи!
И с ужасом почувствовал о. Игнатий, что в ухо его вливается что-то
могильно-холодное и студит мозг и что Вера говорит,- но говорит она все тем
же долгим молчанием."
(Леонид Андреев "Молчание")

Потом перечитала кое-что из своего собственного, корявенько так написанного, и поняла, что, непостижимым образом, мы с Андреевым друг друга понимаем:

"... Молчание продолжалось, но в каком-то непонятном новом качестве оно влачило свое существование. Теперь это было молчание вынужденное, неохотное, дело чести и привычки. То, что было нарушено один раз, непременно будет нарушено вновь.
Теперь Молчание делилась на два молчания – эти полусферы более не сливались гармонично в одну, потому что настолько разные детали никак не спаять в одну конструкцию, так же как одну душу не спаять на двоих. Своими словами она разрушила то единственное, что у них было общее. Оказывается, чтобы разорвать последнюю связь, нужно просто было заговорить друг с другом, это бы сделало их чужаками сразу."

"С ее отсутствием, Молчание сделалось и вовсе душераздирающим – более концентрированным, более напряженным, более острым. Молчать больше просто не хотелось оттого, что разделить его было не с кем."

"Жанна казалось такой умиротворенной, спокойной и счастливой, поцелованной смертью. Казалось, будто она жива, потому что молчит. И хотелось жить вечно."

"Весь мир представлялся черно-розовым. Я хотела, чтобы этот день стал последним. Когда я пришла домой, я приняла еще около 25 таблеток и выкурила 2 пачки сигарет. Еще я пыталась перерезать себе вены, но где они, эти вены и как их резать, черт их знает…Было ощущение трагизма, которое не покидало меня еще 4 дня......Сейчас я уже могу спокойно анализировать. Это позади, я дома. Если это можно назвать домом. Здесь нет людей, это – мертвое и не мое. По крайней мере, здесь молчат. Но не так, как молчат говорящие и пустые люди. Здесь нечего сказать, здесь просто пустота."
(Мара Богрецова "Исповедь стены")

@темы: пустота, о смерти, о жизни, литературоведческое, Бог

Антипритча

главная